Cold Response под контролем "Цирконов": НАТО помогает РФ тестировать новую боевую технику
27 января 2022, 18:43
© AP Photo/Gero Breloer

Оперативное командование Вооруженных сил Норвегии в лице генерал-лейтенанта Ингве Одло ознакомило во время планового сеанса видеосвязи командующего Северным флотом адмирала Александра Моисеева о проведении многонациональных учений Cold Response 2022 ("Холодный ответ — 2022"), а также о предварительных планах маневров военных королевства и ряда других стран — участниц Североатлантического альянса. По словам Одло, в учениях примут участие 35 тыс. военнослужащих из 28 государств. Они начнутся в начале марта, продлятся до апреля и пройдут в несколько этапов, некоторые из которых будут разыграны в Норвежском море, другие на территории северной и центральной части Норвегии.

Без Harry S. Truman никуда

Кроме того, как стало известно СМИ из источников в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, в названных учениях примет участие большое количество самолетов палубной и стратегической авиации, а также британский авианосец HMS Prince of Wales, на борту которого размещено 12 многофункциональных истребителей F-35, число которых предполагается увеличить до 24; а также атомный авианосец США USS Harry S. Truman. При этом последний способен при полной загрузке взять на борт 90 единиц авиационной техники и стать главной звездой учений Cold Response 2022. Плюс к нему поддержку маневрам окажут четыре стратегических сверхзвуковых бомбардировщика US Air Force В-1В Lancer, которые размещены на военном аэродроме Орланд, расположенном в средней части Норвегии. Эти самолеты способны нести по 24 крылатых ракеты AGM-158 JASSM с дальностью полета до 360 км и до 980 км в модификации JASSM-ER. Также на норвежской авиабазе Аннейя размещается эскадрилья самолетов базовой патрульной авиации американских ВВС Boeing Р-8 Poseidon, несущих на борту торпеды и противолодочные бомбы. Их тоже планируют привлечь к участию в учениях Cold Response 2022.

Атомный авианосец в Арктике сам по себе — вещь странная. Не ледокол, конечно (хотя Норвежское море, прогреваемое остатками Гольфстрима, замерзает редко), но развернуться там ударной авианосной группировке негде. Тем не менее, как мне кажется, США не могут не устроить шоу на любых учениях, продемонстрировав свою значимость и притязания на лидерство в Заполярье. Атомный Harry S. Truman для этого — то, что надо.

Генерал-лейтенант Ингве Одло заверил адмирала Александра Моисеева, что Норвегия будет строго придерживаться Венского документа о мерах укрепления доверия и безопасности 2011 года и выступает за "прозрачность учений". Как сообщила пресс-служба Северного флота, Моисеев в ответ "поблагодарил норвежского военачальника за предоставленную информацию и пожелал норвежским коллегам безопасного проведения военных маневров". Тем временем посол по особым поручениям МИД России Николай Корчунов заявил, что во внешнеполитическом ведомстве считают, что подобные маневры усилят военную напряженность в Арктике, а также увеличат риски военных просчетов, случайных инцидентов и непреднамеренной эскалации.

Обо всем этом дипломат вспомнил не случайно. В ноябре 2018 года, когда атомный авианосец Harry S. Truman в очередной раз прибыл на учения НАТО в Норвежское море, которые тогда назывались Trident Juncture 2018 ("Единый трезубец — 2018"), его командование не смогло поднять в небо ни одного самолета. Всему виной, как утверждали американцы, были девятибалльный шторм и обледеневшая палуба, которые не позволили применить всю мощь боевой техники ударного авианосца. Пришлось гордости ВМС США досрочно покинуть район учений, тем более что и морские пехотинцы на его борту тоже не были приспособлены к высадке на берег (отсутствовало теплое обмундирование).

Кстати, аналогичная история тогда произошла и с нидерландскими военнослужащими, которые прибыли на север Норвегии без теплого нижнего белья, — пришлось срочно закупать его в местных магазинах. Но больше всех отличился норвежский фрегат Helge Ingstad, вахта которого на капитанском мостике, состоящая исключительно из офицеров-женщин, перепутала береговые сигнальные огни с огнями проходившего мимо танкера Sola, столкнулась с ним и посадила свой корабль на скалы. Получив пробоину ниже ватерлинии, фрегат начал крениться на один из бортов и через некоторое время затонул в районе фьорда Хельте. Экипаж, конечно, спасли, но осадок после тех учений остался.

Исправление ошибок 

На нынешних учениях и состав Harry S. Truman, и норвежские моряки, и наверняка голландские рейнджеры постараются искупить недоразумения и просчеты натовских маневров Trident Juncture 2018. Отмечу, что тем временем и корабли российского Северного флота, которые проводили свои учения недалеко от норвежских и натовских кораблей, отстрелялись на отлично, и наши истребители и бомбардировщики безукоризненно выполнили свои боевые задачи, несмотря на шторм и девятиметровые волны Баренцева и Норвежского морей, которые так напугали американцев.

Тем не менее, когда вспоминаю маневры того года, понимаю, зачем они нужны были Норвегии. Единственная скандинавская страна, обладающая, в отличие от Швеции и Финляндии, прямым выходом в Арктику, тщательно охраняет свои природные ресурсы в Заполярье — на что имеет полное и законное право, конечно. Как имеет полное и законное право привлекать для этой цели своих союзников по НАТО, хотя вроде как никто на норвежские нефтяные и рыбные богатства не претендует. Сколько бы в Североатлантическом альянсе ни повторяли о какай-то агрессивности России, даже генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, норвежец по национальности, и бывший премьер-министр этой страны, у которого из уст не вылетает ни одного слова без упоминания "российской агрессии", ни разу на моей памяти не сказали, что РФ как-то угрожает их родине.

Правда, Норвегия, как настоящий член Североатлантического альянса, постоянно контролирует полигоны боевой подготовки Северного флота России в Баренцевом море. Ее разведывательное судно "Марьята", плотно нашпигованное самой современной аппаратурой слежения, уже в четвертом поколении круглогодично и в любых климатических условиях — полярная ночь или день, шторм или бриз — стоит как вкопанное на якорях на границе российских территориальных вод. Оно фиксирует на свои носители каждый выход в море наших боевых кораблей, пуски ракет, в том числе "Калибров" с "Цирконами", торпедные атаки и артиллерийские стрельбы и добросовестно передает всю эту информацию своему военно-морскому командованию, а из Верде и Осло эти сведения уходят в Брюссель и Вашингтон.

Моряки Северного флота на "Марьяту" и норвежцев не в обиде — каждый делает свою работу. И если соседи в меру своих возможностей хотят знать, что и как происходит на наших полигонах, то что увидите, то увидите, а что не нужно вам видеть, то не увидите. Мы ведь тоже, как говорится, не лыком шиты, умеем спрятать и сохранить те секреты, которые вероятный противник знать не должен.10

Тренировки на "реальном" противнике

Вот и натовские учения Cold Response, как и любые другие, проходящие в Арктике, станут для Северного флота открытой книгой. Не только из-за прозрачности, предусмотренной Венским документом 2011 года, о котором говорил адмиралу Александру Моисееву норвежский генерал Ингве Одло, но и благодаря той современной боевой разведывательной (и не только) технике, которая стоит на вооружении моряков-североморцев: как на их кораблях, так и на Кольском полуострове и на Земле Александры, части архипелага Земля Франца Иосифа, а также в космосе, на самолетах Воздушно-космических сил и авиации северян.

Наверное, это прозвучит парадоксально. Но подобные натовские маневры позволяют нам тестировать свою новую боевую технику и вооружение на "реальном" противнике и противоборстве, хотя и без выстрелов. Одно дело, когда это происходит на полигоне в обстановке, как говорят военные, максимально приближенной к боевой. Другое дело, когда условный противник — вот он, на расстоянии всего в несколько десятков кабельтовых. И ты воочию видишь его корабли, понимаешь и фиксируешь работу его систем управления оружием, радиолокационных станций и систем кодовой связи, сигналы руководства…

Уже известно, что за натовскими маневрами в Норвежском море будет следить крупная группировка кораблей и самолетов Северного флота. Она станет частью крупномасштабных межвидовых учений ВМФ России, которые, как объявлено, будут проходить во всех морях и океанах в феврале — марте нынешнего года. В частности, как планируется, в Баренцевом море будет действовать среди других кораблей и фрегат проекта 22350 "Адмирал флота Советского Союза Горшков". Тот самый, который на испытаниях минувшего года произвел десять успешных пусков новой крылатой гиперзвуковой ракеты "Циркон". Видимо, "Холодный ответ" будет проходить под контролем новейшего российского оружия. Кроме "Цирконов", на борту "Горшкова" могут находиться и крылатые ракеты большой дальности "Калибр" и "Оникс". Кстати, у последних есть одна любопытная особенность — обладая искусственным интеллектом, заложенным в их программу полета, они могут стартовать стаей и в воздухе распределять между собой цели ударной авианосной группировки. Это значит, что какие-то ракеты могут пойти непосредственно на авианосец, какие-то ударить по его эскорту — крейсерам, фрегатам, эсминцам…  

Так что атомному авианосцу Harry S. Truman и его авиационному крылу придется очень тщательно следить за действиями кораблей и авиации Северного флота, если он не покинет Заполярье до окончания учений, сославшись на непогоду, как и в 2018 году. Хотя не исключено, его экипаж заблаговременно запасся "незамерзайкой", несколько раз вымоет ею взлетную палубу, и его F-35 наконец-то сумеют взлететь в арктическое небо, а потом благополучно вернуться на корабль.

Американским, да и другим натовским морякам, летчикам и сухопутчикам придется столкнуться как минимум еще с одним серьезным испытанием или "препятствием" — станцией радиоэлектронной борьбы "Мурманск", которая работает на Кольском полуострове. Существует вероятность, что в ходе учений российские комплексы радиоэлектронной борьбы полностью накроют акваторию Баренцева и часть акватории Норвежского моря, южное побережье Северного Ледовитого океана — тем самым нарушив связь и управление между кораблями и авиацией альянса. Корабли и самолеты НАТО станут "глухими и слепыми", и все поставленные им штаб-квартирой Брюсселя задачи окажутся невыполненными. Уже были случаи, когда военные моряки западных стран жаловались на то, что у них внезапно пропадала связь с GPS и между своими радиостанциями. Видимо, натовцам придется выбирать места подальше от российских границ, чтобы не столкнуться с такими неприятностями.

В целом же, на мой взгляд, просто нужно прислушаться к предложению Кремля и заключить юридический документ о гарантиях безопасности. Как записано в Основополагающем акте Россия — НАТО 1997 года, стремиться нужно к неделимой безопасности для всех, не осуществляя укрепления своей безопасности за счет безопасности соседей. Будет здорово, если Норвегия и ее североатлантические союзники во главе с США вынесут такой урок с маневров Cold Response 2022.
tass.ru
© ФГУП «ГосНИИПП», 1989-2022